Камерон Таунсенд

Здесь мы приводим статью о Таунсенде, написанную великим евангелистом Билли Грэмом в соавторстве с Филиппом Янси:
pic8Камерон Таунсенд больше походил на застенчивого фермера, а не христианского лидера мирового масштаба. Но вежливый «Дядюшка Кэм» (как его звали за приятную и добродушную манеру общения) был движим мечтой, благодаря которой он стал одним из самых выдающихся христианских служителей двадцатого века. Своей задачей он ставил перевести Новый Завет на все языки мира. Для этого ему нужны были люди, которые изучили бы сотни доселе неизвестных примитивных языков и создали письменность для каждого из них. Благодаря его служению жизнь многих народов полностью преобразилась. Сила Слова способна изменить мир!

Это был стройный человек среднего роста с широким открытым веснушчатым лицом. Говорил он медленно и немного монотонно, совсем тихим голосом. Я не встречал более преданного своему делу человека, чем Дядюшка Кэм. В любом разговоре он не мог не поведать о своей мечте: «Только слова, произнесенные на родном языке, могут затронуть сердце».

Впервые я встретил Таунсенда в 1956 г. в Оклахоме, где мы разговаривали о пяти молодых миссионерах, убитых в Эквадоре при попытке наладить первый контакт со свирепым племенем гуарани. С одним из убитых миссионеров, Нэйтом Сеинтом, я учился в одном колледже. Дядюшка Кэм сказал мне, что сестра Нэйта Рейчел не потеряла желание идти к этому племени и перевести им Библию.

Практически каждый месяц на протяжении следующих тридцати лет мне приходили письма от Дядюшки Кэма. Часто он просил меня об одолжении, например, познакомить его с президентом США. Однажды он уговаривал меня принять участие в испытательном полете нового самолета, который должен был приземлиться на футбольном поле, чтобы доказать возможность использования его в джунглях.

Он действительно верил, что перевод Библии – это высшее призвание. Однажды я встретился с ним после одного из самых больших евангелизационных собраний, где в здании лос-анжелесского стадиона собралось 134 тысячи человек. Но Дядюшка Кэм и здесь был верен своему призванию: два часа он пытался уговорить меня оставить свое служение и присоединиться к работе по переводу Библии.
camОн обычно говорил примерно следующее: «Представьте себе США без Библии. В нашей Декларации Независимости есть ссылки на Библию, в основе наших законов заложена Библейская этика, наша литература, начиная с Шекспира и кончая Робертом Фростом, пропитана Библией. Тем не менее миллионы людей на планете еще не имеют Слова Божия на своем языка».

Принести им Слово. Камерон Таунсенд родился в 1896 году на ферме близ города Дауни в Калифорнии. Его семья жила в бедности. Некоторые привычки, приобретенные в детстве, он сохранил и до самой своей смерти: сон после обеда на голом полу, овсяная каша на завтрак и утреннее чтение Писания.

Ему не хватило средств для завершения образования в колледже, поэтому в 1917 г. он поступил на работу продавцом Библий в Центральной Америке, за которую получал 25 долларов в месяц. Взяв с собой внушительное количество Библий на испанском языке, он сел на пароход, направлявшийся в Гватемалу. На пароходе также плыл старый миссионер, который, взглянув на тощего юношу, сказал: «Он не протянет там и двух месяцев».

Пешком или верхом на муле Таунсенд продвигался вперед по джунглям, время от времени неся свою шляпу на вытянутой вперед палке для отпугивания ягуаров. Он думал только об одном: подавленном духе индейцев. Они были порабощены алкоголем и угнетаемы плантаторами, в этом они были подобны тяжело нагруженным вьючным животным, которые тащат на своей шее неподъемные баулы. Но Таунсенд знал, что их древняя цивилизация Майя своими достижениями в математике, астрономии и архитектуре превосходила Древний Египет и Рим. И только одно напоминало индейцам об их великих предках – странный язык, называемый какчикели.

Таунсенд был очарован этим языком с его отрывистым произношением согласных. Но и сам язык какчикели находился под угрозой вымирания. На нем не имелось письменности, а власти требовали, чтобы все обучение в школе происходило на испанском языке. Таунсенд верил, что создание письменности поможет сохранить культуру индейцев.

Его попытки продавать Библии также не увенчались успехом. Его постоянно терзал один-единственный вопрос: Действительно ли имеет смысл распространять здесь испанские Библии, если 60% гватемальцев говорит только на своем индейском языке и совершенно не умеет читать? Вопрос одного из индейцев привел его в окончательное замешательство: «Почему твой Бог не может говорить на нашем языке?» Ответа он не знал.

Он решил остаться в Гватемале и выучить язык какчикели, разработать алфавит, создать письменность и после этого перевести Новый Завет. Любовь к Эльвире Малмсторм, пресвитерианской миссионерке, только укрепила его в решении остаться в Гватемале. После свадьбы они переехали в маленькую деревеньку какчикели, где построили дом из бревен и стеблей кукурузы.

Родной язык. Таунсенд взялся за выполнение достаточно масштабной задачи. Грамматика языка какчикели подобно многим так называемым примитивным языкам была невероятно сложна. Один глагол мог состоять из 12 слогов и имел 100 тысяч различных форм в зависимости от своего значения. Но отсутствие лингвистического образования сыграло в его пользу. Это избавило его от привязанности к старому подходу, когда все языки рассматривались как разновидность греческого или латыни. Несколько индейцев вызвались помогать ему, обращая его внимание на многие особенности языка и внимательно слушая его. После 12 лет энергичной работы Камерон Таунсенд представил президенту Гватемалы первую книгу, когда-либо изданную на языке какчикели, – Новый завет. Кроме того он основал пять школ, больницу, печатный цех и приют для сирот.

Туберкулез на время прервал работу Таунсенда, зато у него появилось достаточно времени, чтобы, лежа в постели, подумать о своем будущем. По крайней мере, 500 племен (может, и 1000) в Центральной и Южной Америке не имеют письменности на своем языке. Сможет ли он найти достаточно людей, чтобы разработать для каждого из них алфавит и перевести Библию?

В 1934 году, когда Великая депрессия достигла своей наивысшей точки, Таунсенд вернулся в Соединенные Штаты для проведения первых курсов по лингвистике, которые со временем переросли в Летний институт лингвистики (SIL). Занятия проводились в арендуемом фермерском доме в штате Арканзас. Он приглашал к себе всех, кто желал узнать, как можно выучить новый язык без использования словаря и грамматики. Пришло всего два студента, но это было только начало. Позже пришлось создавать Миссию переводчиков Библии «Уиклиф» – организацию, ответственную за поддержку работающих переводчиков.

Первой страной, где предстояло работать группе Таунсенда, была выбрана Мексика. Это был самый, с первого взгляда, неправильный выбор, так как революционное правительство всеми силами старалось подавить религию в любом ее проявлении. Но Таунсенд, с присущим ему терпением, смог убедить власти, что его группа лингвистов собирается заниматься распространением грамотности и изучением языков, чем сможет помочь индейским крестьянам.

Таунсенд поселился в жилом автоприцепе, «домике на колесах», в Тетелсинго, отсталом ацтекском городке. Когда мексиканский президент Ласаро Карденас посетил этот городок один год спустя, он увидел рыночную площадь, засаженную фруктовыми деревьями, продовольственный кооператив и молочную ферму. Все это появилось благодаря усилиям Таунсенда. «Это именно то, в чем нуждается моя страна, – сказал президент, – пришлите сюда еще переводчиков, и чем больше, тем лучше».

Карденас стал одним из ближайших друзей Дядюшки Кэма. «Таунсенд, ты единственный человек, который говорит со мной о моей душе», – сказал он однажды. Жена Кэма умерла в 1944 году. Когда он снова женился в 1946 г., Карденас был на его свадьбе свидетелем. К тому времени уже более сотни добровольцев подвизались служить в «Уиклифе», и Таунсенд посылал их в Перу, Боливию и на Филиппины. Вместе со своей второй женой Элейн он переехал в Перу, а потом и в Колумбию, где руководил работой.

Уроки любви. Благодаря деятельности Дядюшки Кэма в племенных сообществах произошли удивительные перемены. Несмотря на критику его действий, он отправил двух женщин в каноэ к племени шапра в Перу, жестоким охотникам за головами. Позже я имел возможность представить старейшину племени шапра на одном из евангелизационных собраний. Он обратился ко Христу, перестал убивать и призывал к миру в своем «цивилизованном» обществе.

Рэйчл Сэинт, в свою очередь, исполнила свое обещание и стала первым чужестранцем, кто завоевал доверие убийц своего брата. Она жила вместе с племенем гуарани и изучала их язык. Среди первых новообращенных был Кимо, один из убийц. Когда Таунсенд с Кимо приехал в Америку, он показал мне свое оружие: трубку с отравленными стрелами. Но, как он сказал, теперь он имеет внутри Божью любовь и не хочет воевать.

Везде, где работали лингвисты «Уиклифа», можно было услышать подобные истории. В Библии заключена великая сила, способная преображать целые народы. Родовые войны заканчивались миром, прекращалось детоубийство.

В то же время переводчики Библии узнавали множество интересных и иногда забавных особенностей различных языков. Например, в племени кокама в Перу мужчины говорят на совершенно другом диалекте, чем женщины. Мужчины-индейцы мазатеко никогда не кричат. Если же они хотят сказать что-то громко, они дают тональные свистки, которые вполне заменяют слова. По сей день лингвисты пользуются методом, разработанным Таунсендом, для исследования и изучения языка. И даже с появлением компьютеров и эффективных методов обучения необходимо в среднем 15 лет для составления словаря, грамматики и перевода Нового Завета.

Таунсенд верил, что работа по переводу Библии будет завершена в течение его жизни. Но еще до своего 60-го дня рождения он узнал от миссионеров об открытии около 1300 новых языков только в Новой Гвинее и Океании. Кэм выдвинул новый лозунг: «Новый Завет – на две тысячи языков». Но оказалось, что и это не конец. Лингвисты обнаружили еще 141 язык на территории СССР, 352 в Индии, 1738 в Африке. В результате получилась немыслимая цифра: в мире имеется 5644 языка.

В 1965 году Таунсенд поселился близ города Чарлотта в штате Северная Каролина, что было недалеко от моего дома. Таунсенду было уже 69, возраст, к которому большинство людей уже отправляются на заслуженный отдых. Но не Дядюшка Кэм! Он был занят как никогда раньше, стремясь к распространению работы «Уиклифа» по всему миру. Ему не были присущи показной блеск и особое умение говорить, но при всем том он лично знал президентов 40 стран. Возможно, ему удалось так многого достичь, потому что он оказывал такое же уважение индейским крестьянам, как и послу. Его добродушная манера общения буквально разбивала любые преграды.

Фоторгаф-пейзажист Корнела Капы как-то сказал следующее: «Было просто невозможно отказать ему, и никто не мог разозлиться на него. Настолько он был честен и смирен».
pic7Но более всего Кэм удивил меня, когда ему уже шел 72 год. Он неожиданно заявил: «Бог призвал меня и Элейн к работе в России среди малых народов, еще не имеющих Библии!» Несмотря на крайне неблагоприятные условия, ему удалось завязать дружеские отношения с некоторыми членами Академии Наук СССР, и он получил приглашение посетить Москву. Они приехали в СССР 3 октября 1968 года, 51 год спустя после того, как Таунсенд впервые прибыл в Гватемалу. За несколько посещений ему удалось убедить некоторых ученых выполнить перевод Евангелия от Иоанна на пять языков народов СССР. В последующие 10 лет Таунсенд совершил 11 поездок в СССР, путешествуя по стране в «домике на колесах». Таким образом он посетил 8 советских республик.

В 1981 году я также получил приглашение приехать в Советский Союз с проповедью Евангелия. Все мои знакомые пытались отговорить меня от этой поездки. Меня пугали, что советские власти сумеют извратить мои слова в целях пропаганды. Но когда я рассказал о своем намерении 85-летнему Кэму, у него из глаз потекли слезы. «Билли, ты должен ехать! – сказал он, – Бог призывает тебя туда!»

В 1982 году стало ясно, что замечательная жизнь Дядюшки Кэма подходит к концу. Его тело уже не могло сопротивляться лейкемии. Я получил его последнее письмо 13 апреля, где он писал: «Мы молимся, чтобы ты принял приглашение проповедовать в СССР. Мне и Элейн уже не удастся туда поехать. Я все еще очень слаб». Десять дней спустя он умер. Эта весть облетела весь мир, и «забытые» народы на всем земном шаре оплакивали это событие. Его оплакивали племена в Папуа – Новой Гвинее, индейцы гуарани в Эквадоре и пигмеи в Африке. Я постоянно думал о Дядюшке Кэме во время своей поездки в Советский Союз, которую я совершил две недели спустя. Как и обычно, он первый поехал туда, проложив путь всем остальным.

На половину языков мира, на которых имеется Библия, она была переведена во время жизни Дядюшки Кэма, во многом благодаря его усилиям. Но его факел не погас: к миссии «Уиклиф» за четыре года, последовавших после его смерти, присоединилось 1500 новых добровольцев. На сегодняшний день в 51 стране мира работают 5600 лингвистов «Уиклифа», а каждые девять дней начинается работа по переводу Библии на новый язык.

Я не могу с полной уверенностью говорить о влиянии Библии во всех 800 народов, где сейчас идет перевод. Я могу говорить о том, какое влияние Библия оказала на мою страну, на меня. Вся моя жизнь строилась на этой Книге, которую дал нам Бог. Именно поэтому я считаю, что Камерон Таунсенд может стать одной из известнейших личностей в истории. И только Бог знает, каким в конце концов окажется наследие Дядюшки Кэма